Государственный музей-заповедник А. С. Пушкина «Михайловское»


МУЗЕЙ-УСАДЬБА «ТРИГОРСКОЕ»


Тригорское - «приют, сияньем муз одетый» - дом друзей А. С. Пушкина, место, ставшее для него вторым домом в годы михайловской ссылки. Обитателям Тригорского посвящены бесценные пушкинские стихи, здесь живо ощущаются тригорские реалии романа «Евгений Онегин».

Именным Указом Екатерины II в 1762 году земли Егорьевской губы, в состав которых вошло будущее Тригорское, были пожалованы лейб-гвардии Семеновского полка секунд-майору Максиму Дмитриевичу Вындомскому. Наивысший расцвет имения пришелся на вторую половину 18 века, когда владельцем и наследником с 1780 г становится его сын Александр. При нем происходит активное строительство на территории усадьбы хозяйственных и служебных построек. С любовью и знанием дела оформляется английский пейзажный парк. С 1813 по 1859 годы хозяйкой усадьбы становится его дочь - Прасковья Александровна, с семейством которой подружился А. С. Пушкин в годы михайловской ссылки, связав свою жизнь и творчество с этим местом. С начала 1820-х годов семейство Осиповых-Вульф перебирается из старого усадебного дома в здание бывшей полотняной фабрики. Старый усадебный дом сгорел в 1850-х годах, сохранились фундаменты дома и примыкавших к нему усадебных построек.

В сознании самих обитателей усадьбы, а позднее и первых паломников, дом в Тригорском воспринимался как «дом Лариных», а в чертах героев романа «Евгения Онегина» угадывались конкретные лица. Со временем отдельные уголки парка и некоторые деревья приобретают «статус» собственных имен: «аллея Татьяны», «ель-шатер», «дуб уединенный», «скамья Онегина», «береза-седло» и т д. Литературные названия уголков парка, мемориальные деревья воспринимаются, как воспетые поэтом. Они несут знак памяти о нем. С 1859 года наследником имения стал А. Н. Вульф. При нем активно велись строительные и ремонтные работы. После смерти А. Н. Вульфа в 1881 году была составлена «Опись недвижимого имения села Тригорского», где было названо 20 построек. После Вульфа, с 1884 года усадьба была сдана в аренду М. И. Пальмову, который заботился о сохранении пушкинских меморий.

В 1918 году тригорская усадьба была сожжена и разграблена.

Огромным культурным значением стало восстановление дома-музея тригорских друзей поэта Осиповых и Вульфов в 1962 году. Перед этим была проведена большая исследовательская работа. В 1978 году была восстановлена тригорская банька, в которой летом 1826 года А. С. Пушкин проводил время, общаясь с Н. М. Языковым и А. Н. Вульфом. В 1996 - 1998 годах были проведены работы по реставрации и реконструкции усадебных построек и парка Тригорского.



Дом-музей Осиповых и Вульфов

ДОМ-МУЗЕЙ ОСИПОВЫХ И ВУЛЬФОВ

Экскурсия по дому-музею начинается в буфетной, где рассказывается об истории дома друзей поэта. Этот дом - здание бывшей полотняной фабрики, которое хозяева приспособили под жилье в начале 1820 годов. Здесь представлены картина художника В. Мешкова 1916 года «Дом Лариных» в Тригорском, интерьер в доме Осиповых-Вульф художника В. Максимова 1899 года, копия плана дома, выполненная известным географом, внуком А. П. Керн Ю. М. Шокальским в 1924 году, старинные фотографии внешнего вида и интерьеров Тригорского дома конца XIX - начала XX веков.

В следующей затем столовой рассказывается о быте Тригорского, обитателях дома, их воспоминаниях об А. С. Пушкине. Представлены мемориальные вещи из Тригорского: медный самовар, две вазочки (итальянский фарфор с росписью), посеребренные подносы, столик резной (дуб, орех), холодильницы для шампанского из с. Голубово. Экспонируются копии рукописей романа «Евгений Онегин», стихотворных посланий, автопортреты и рисунки А. С. Пушкина, силуэты Анны и Евпраксии Вульф (неизвестный художник, копия); портрет А. И. Вульф (акварель неизвестного художника, копия); портрет Алексея Вульфа (акварель А. И. Григорьева, 1828 г., копия); копии писем А. С. Пушкина к П. А. Осиповой-Вульф.

В кабинете Алексея Николаевича Вульфа говорится об отношениях А. С. Пушкина и А. Н. Вульфа. Здесь представлены мемориальные вещи: кресло Вульфа, столик ломберный; умывальный прибор из с. Голубово (кувшин и тазик); книга Фихте «Назначение человека» с владельческой надписью: Вульф Берлин, 1800; шахматный столик (ампир, Россия, первая четверть 19 века). Экспонируются портрет А. Н. Вульфа (художник Н. Шаде, акварель, между 1829 и 1833 гг., копия); портрет А. Н. Вульфа (художник А. А. Багаев, 1841 г., копия); портрет Ф. Шиллера (гравюра Хопвуда, копия); портрет Байрона (художник Сандерс, гравюра Эдварда Финден, копия); портрет А. С. Пушкина (с гравюры Н. И. Уткина, вторая половина 19 века); портрет Н. М. Языкова (литография Мюнстера, 1860-е гг., по рис. А. Хрипкова, 1829).

В следующей затем комнате Евпраксии Николаевны Вульф рассказывается о взаимоотношениях Пушкина и Е. Н. Вульф, когда она была для Пушкина «полувоздушной девой», очень милой, непосредственной и шаловливой - «предмет стихов моих невинных, любви приманчивый фиал...». Здесь представлены мемориальные вещи: силуэт юной Е. Н. Вульф (неизвестный художник); подарки Пушкина - чернильница, шкатулка, ковшичек для жженки; часы из Тригорского.

В гостиной, где обитатели Тригорского музицировали, где А. С. Пушкин читал свои стихи, представлены мемории: каминные часы из Тригорского, картины из Тригорской коллекции - «Сельский пейзаж с белой лошадью» (неизв. худ. 18 в., фран. подражание гол. живописи, холст, масло); «Кормление лошадей» (грав. Дж. Смита с ориг. Морланда, кон. 18 - нач. 19 вв.); «Кормление свиней» (грав. Смита с ориг. Морланда, кон. 18 - нач. 19 вв.).

В комнате Прасковьи Александровны Осиповой-Вульф ведется рассказ о дружбе, связывающей ее с поэтом. Пушкин сам писал о Прасковье Александровне как о единственной соседке, которую он посещает, доверял ей свои тайны, почитался своим человеком в доме, оставив у хозяйки воспоминания о самом счастливом времени ее жизни. Здесь представлены портрет П. А. Осиповой (?) (рис. П. А. Вревского, копия); вещи П. А. Осиповой - кресло (из Тригорского), секретер (из Малинников), рабочий столик (из Тригорского), бювар с рисунком на крышке (дер., кожа, сафьян); чернильный прибор из Тригорского (бронза золоченая). Экспонируются портрет А. С. Пушкина (грав. Е. И. Гейтмана. 1822 г.); портрет А. С. Пушкина (рисунок Ж. Вивьена, 1826 г., копия); копии рисунков могилы Пушкина и двух сосен, сделанных П. А. Осиповой-Вульф; посмертная маска Пушкина (копия со слепка 1837 года, присланного П. А. Осиповой А. И. Тургеневым); портрет А. И. Тургенева (литогр. Энгельмана 30-е годы 19 в. по рис. Виньерона, копия); месяцеслов П. А. Осиповой на 1837 год (с записью о смерти Пушкина).

Библиотека Тригорского занимает две комнаты. Первая - «пушкинская комната» - показывается из следующей за ней комнаты, которая на плане Ю. М. Шокальского означена как собственно библиотека. Посетитель знакомится с теми книгами, которыми пользовался поэт, занимаясь в библиотеке Тригорского. Здесь экспонируются мемориальные вещи: часы «со знаменами» А. М. Вындомского (бронза, 18 век); шкатулка «комодик»; подсвечник в виде мраморной колонны. Представлены бюст Платона (бронза, дер.); бюст Вергилия (бронза, мрамор); бюст Мольера (бронза); портрет Н. И. Новикова (лит. Шелковникова); портрет Е. А. Боратынского (гравюра Е. Скотникова по рис. К. Брюлова, 1835).

В «голубовской комнате» (бывшей девичьей) ведется рассказ об усадьбе Голубово, за владельца которой, барона Бориса Александровича Вревского, вышла замуж Е. Н. Вульф. А. С. Пушкин навещал Голубово и был дружен с его обитателями. В усадьбе Вревских бережно сохранялась и передавалась из поколения в поколение традиция памяти о Пушкине в виде реликвий и домашних преданий. Переданные в музей Тригорского потомками Евпраксии Николаевны Вревской мемории составляют основу музейной экспозиции. Здесь представлены вид дома Вревских 1887 г. (неизв. худ.); кувшин, ложка и чашка с портретом Е. Н. Вревской из Голубово; подсвечники парные из Голубово; геометрический план Голубово; фотографии обитателей и интерьеров Голубово, сделанные Ю. М. Шокальским, внуком А. П. Керн, внучатым племянником С. Б. Вревской, историографом Тригорского.

Завершается экскурсия по дому-музею в бывшей классной комнате, где кратко рассказывается о жизни Тригорского в конце XIX - начале XX веков.


Дом-музей Осиповых и Вульфов. Столовая

БАНЬКА

Невдалеке от дома-музея и фундамента первого дома Вындомских на высоком каменном фундаменте во времена Пушкина стояла баня, в которой неоднократно ночевал поэт и проводил замечательное время летом 1826 года в компании своих приятелей Н. М. Языкова и А. Н. Вульфа. Экспозиция посвящена пребыванию Пушкина с друзьями в Тригорском, их творчеству и литературным занятиям здесь. Банька восстановлена в 1978 и реконструирована в 1998 году. Восстановление 1998 г. полностью соответствует старинным изображениям баньки и ее архитектурным обмерам. Это довольно большое здание могло служить и домом для гостей, и местом отдыха в летнюю жару, и в то же время было баней.


Банька


ТРИГОРСКИЙ ПАРК

От автостоянки Тригорского на усадьбу ведет старая въездная дорога, которая проходит вдоль фруктового сада, затем по берегу «фабричного пруда» приводит к фундаментам старого усадебного дома Вындомских. Дорога направо ведет к дому-музею, налево - в парк.

Тригорский парк - памятник садово-паркового искусства второй половины 18 века. Закладку парка М.Д.Вындомский начал в романтическом стиле, не забывая при этом об экономически выгодном хозяйстве всей усадьбы (в восточной ее части располагалась полотняная фабрика, конюшни, амбары и проч.) Фруктовый сад разделял парадную и хозяйственную часть усадьбы. Планировка пейзажного («английского») Тригорского парка исключительно тщательно и продуманно увязана с холмистой местностью и двумя глубокими оврагами на территории усадьбы, с живописной долиной реки Сороти.

Отдельные уголки парка носят имена, связанные с написанием романа «Евгений Онегин». Напротив фундаментов старого дома расположена замечательная видовая точка - «скамья Онегина». Далее дорожка ведет к баньке. Рядом с банькой - зеленая беседка, которую окружают старые липы 18 века. Спуск вниз по лестнице ведет к купальне. По выходе из баньки, т.е. с западной ее стороны, хорошо просматривается восстановленный каскад из трёх прудов. Нижний пруд восстановлен по плану 1848 г. Из него брали воду для бани. От баньки хорошо видно прогулочное кольцо дорожек, которое было рассчитано на последовательную смену впечатлений и пейзажей при прогулках. Дорожка от баньки ведет к «зеленому залу» (месту для танцев тригорской молодежи). Далее маршрут через мостик, отделяющий средний пруд от нижнего, ведет к большой липовой аллее («аллея-просека»). С нее видна мелькающая внизу реки Сороть, с одной стороны, и облагороженные, окультуренные хозяевами усадьбы участки парка - с другой. От поворота с большой аллеи на утреннюю прогулочную дорожку растет «ель-шатер» (подсадка на месте утраченного мемориального дерева), которая была украшением парка и под ней можно было спастись в самый сильный дождь. Далее дорожка ведет к «солнечным часам», одной из самых интересных «затей» парка. Тень от гномона, установленного в центре дернового круга, падает на «часовые» дубы, высаженные по его периметру. В систему солнечных часов входил также и «дуб уединенный», к которому ведет полуденная дорожка. От солнечных часов можно пройти к «аллее Татьяны», своеобразному продолжению въездной однорядовой дубовой аллеи, которая, напротив «дуба уединенного» сменяется близко посаженными липами в «аллее Татьяны». Возраст этих деревьев 230-240 лет. Дорожка от «дуба уединенного» ведет к автостоянке Тригорского.


Тригорское. Скамья Онегина



Дата создания: 02.02.2018 12:30
Дата обновления: 02.02.2018 12:30